Имя: (регистрация?) Пароль (забыл?):
Друзья портала:


Ежедневный журнал «Медиафрения. Глумление»
Предлагаем вашему вниманию статью российского журналиста «Ежедневного журнала» Игоря Яковенко о реакции российских средства массовой информации на смерть Бориса Немцова.



Убийство Бориса Немцова во многом прояснило ситуацию в стране и, кроме того, позволило многим публичным фигурам нарисовать свой автопортрет, сделать сэлфи на фоне трагедии. Гавриил Попов, один из кумиров перестройки и лидеров демократических преобразований в России, опубликовал в «Московском комсомольце» колонку под заголовком «Шесть гильз для ВВП». То есть автор полагает, что, стреляя в Немцова, убийца метил в Путина.

«Единственным ответом на убийство Немцова, — уверяет бывший реформатор, — может быть сплочение вокруг президента». Оказывается, «Путин сейчас в меньшинстве» и главное, что происходит в России, это «отчаянная борьба за президента». Искреннее сочувствие Путину проступает за сдержанными строчками статьи Г.Х. Попова. И автора можно понять: ну не Немцову же сочувствовать в этой ситуации, ведь стреляли-то на самом деле не в него, а, как выяснил автор, в Путина.

Вокруг Путина одни враги: либералы-западники тянут назад в 90-е, «партия войны», «ястребы», куда кроме военных входят и журналисты, жаждут крови. Но самые опасные — это «карьеристы», которые «видят перспективы своего продвижения только в случае обострения ситуации, даже войны». Гавриил Харитонович знает: «Ответ может быть один: необходимо создать движение в защиту Путина».

Чтобы понять всю гениальность диалектического мышления бывшего мэра столицы, надо вспомнить, что это был его ответ на убийство Бориса Немцова. В ответ на убийство Немцова, самого непримиримого критика и личного врага Путина, надо создать движение в защиту Путина. А что вы удивляетесь? Это ж диалектика, единство и борьба противоположностей. Борьба закончилась в связи с убийством одного из оппонентов, теперь давайте на его трупе устроим единство в пользу его противника.

Тут, правда, есть небольшая проблема. Создавая движение в поддержку Путина, Гавриил Харитонович будет вынужден встать в хвост длинной очереди из «Единой России», Общероссийского народного фронта и массы казачьих, военно-патриотических и прочих организаций. Последним встал «Антимайдан» и просил за ним не занимать. Так что шансы Г.Х. Попова пробиться к телу ВВП для организации защиты данного тела, следует признать призрачными. Но намерение, возможно, будет зачтено, и тогда Г.Х. Попов сможет его конвертировать в какие-либо блага.

Некоторые реформаторы и бывшие коллеги и друзья Немцова во время прощания с ним говорили слова, явно адресованные не погибшему, который ведь все-равно не услышит, а кому-то вполне живому и весьма влиятельному. Вот, например, Анатолий Чубайс, отвечая на вопрос сотрудника «Вестей» призывает: «Нам всем надо остановиться. Я подчеркиваю — всем. Власти, оппозиции, либералам, коммунистам, националистам, консерваторам — всем. Пора остановиться и хоть бы на минуту задуматься, куда мы приведем Россию».

Мудрый совет. Особенно в отношении оппозиции и либералов. Особенно над телом убитого друга, Бориса Немцова. Который уже остановился, точнее, его остановили. Анатолий Борисович не может не знать, что хотя в биологическом смысле состояние пока еще живых лидеров оппозиции существенно отличается от состояния Бориса Немцова, то в политическом смысле отличия намного менее существенны. Иными словами, жизнь в оппозиции, особенно в ее либеральной части, еле теплится. В телевизоре стоп-листы, на выборах — Чуров, на улицах — ОМОН, а там суд, Басманный или Тверской, где приговоры под копирку. Чубайс — человек, несомненно, неглупый, прекрасно понимает, что призыв к оппозиции «остановиться» равносилен призыву исчезнуть. Анатолий Борисович, ваш друг Немцов в данный момент «остановился». Вам легче стало? Давайте проведем мысленный эксперимент: вся оппозиция и все либералы вслед за Немцовым «остановились» по вашему призыву. Теперь Россию приведут куда надо?


Cui prodest?

Римский юрист Кассиан Лонгин Равилла, умерший два тысячелетия назад, сегодня стал лидером по цитированию в России, поскольку с его афоризма «Ищи, кому выгодно» начинали свои выступления все участники многочисленных ток-шоу российского телевидения и авторы публикаций в прессе.

Поиском тех «кому выгодно» занимались практически все гости всех «Вечеров с Владимиром Соловьевым», которые с момента убийства Бориса Немцова шли фактически нон-стоп все минувшие выходные.

Наиболее популярной была версия, что Немцова убили его идейные сторонники. Режиссер Карен Шахназаров объяснил, что убийство Немцова не было выгодно никому в России, но зато выгодно «соседу, где идет война» и Западу, который хочет сорвать Минские соглашения.

Приглашение в эфир для обсуждения убийства Немцова тех людей, которые, безусловно, причастны к этому убийству потому, что наводнили страну ненавистью, направленной против оппозиции и либералов, и тем самым легитимизировали насилие по отношению к ним,—приглашение этой своры было глумлением над памятью убитого. Но присутствие на таких передачах некоторых персонажей выходило за пределы даже по соловьевским меркам.

Вот, например, Ж. Вполне себе бодрый и абсолютно живой, кривляясь и придуриваясь, рассуждает о смерти Немцова. «След прослеживается явно с Запада. Старовойтова, Юшенков, Политковская — я вижу западный след», — прорицает Ж., а дальше начинается его фирменное фиглярство: «Есть девушка с Украины, я уверен, что она связана с служба безопасности Украины. Почему он (Немцов) не встречался с девушкой из Сибири?».

Демонстрируя единство в том, что российской власти смерть Немцова невыгодна (калька с давней реплики Путина про то, что Политковская своей смертью принесла больше вреда, чем своими публикациями), эксперты соловьевских «Вечеров» несколько разошлись в том, кто же был бенефициаром и заказчиком убийства.

Большинство уверенно показывало в сторону Запада. Кроме режиссера Шахназарова так думают политики Зюганов и Миронов, Руцкой и Селезнев, эксперты Коротченко и Линтер.

Украинский след обнаружили политолог Михеев и член ОП Россия Григорьев, которому не давала покоя спутница Бориса Немцова, и он несколько раз повторил: «Она прилетела из Киева. Она прилетела из Киева». И каждый раз эти слова, сказанные членом ОП Россия Григорьевым, звучали как неопровержимое доказательство причастности девушки к убийству Немцова: ну, не может человек, прилетевший из Киева, быть невиновным, не просто же так они оттуда прилетают!

Наиболее экзотическую версию предъявили телезрителям Евгений Сатановский и сам Владимир Соловьев. Они прямо в студии практически доказали, что заказчиками убийства Немцова были Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин. Следите за логикой Соловьева-Сатановского.

Сначала Соловьев рассказал, что он как-то раз ездил в Лондон к Борису Березовскому и тот поделился с ним заветными планами на президентские выборы 2004 года. Так вот, Березовский рассказал Соловьеву, а тот поделился с аудиторией «России 1», что Борис Абрамович собрался во время выборов «выбрать сакральную жертву», чтобы эти выборы сорвать. И этой жертвой, по мысли Соловьева, должен был стать Иван Рыбкин. Поскольку свидетелей откровений Березовского, кроме самого Соловьева, не было, мы обязаны верить Владимиру Рудольфычу на слово. И почему бы не поверить хорошему человеку, которому верит 84% наших соотечественников?

Тут Соловьев передал слово самой сакральной жертве, то есть И.П. Рыбкину, который немедленно понес по своему обыкновению нечто настолько невнятное про какие-то «триллионы $, вывезенных из России», что Соловьев был вынужден его прервать и поставить вопрос ребром: «Вы завуалированно говорите о человеке по фамилии Невзлин?»

Фамилию «Невзлин» Рыбкин так и не произнес, зато понес опять такое завуалированное, что Соловьев его вновь прервал, тем более что свою роль «свидетеля» Рыбкин уже выполнил. После чего слово было дано Евгению Сатановскому, который предъявил новые доказательства, что убийство Немцова — дело рук либо Ходорковского, либо Невзлина, либо они убивали вдвоем.

«У каждого киллера есть заказчик», — поразил своим знанием криминальной закулисы Сатановский. И дальше уточнил: «Если бы это было в 90-х, это был бы Березовский. Сегодня — Ходорковский. Это почерк команды ЮКОСа». К сожалению, Евгений Янович не пояснил, в чем именно заключается фирменный киллерский почерк команды ЮКОСа. Всегда ли эта команда имеет обыкновение убивать в двух шагах от Кремля, в зоне, нашпигованной ФСО, видеокамерами и полицией? И если да, то когда команда ЮКОСа последний раз совершала убийство своего единомышленника-либерала у стен резиденции президента Россия?

Никоим образом не желая омрачить память римского юриста, две тысячи лет назад сформулировавшего принцип «Ищи, кому выгодно», отмечу все же некоторую неуниверсальность этого метода. Скажу больше: очень часто он наводит на ложный след.

Кто был бенефициаром убийства Александра Второго? Объективно «правая партия», консерваторы, которые после убийства смогли свернуть ненавистные им реформы и получить всю полноту власти. Значит ли это, что следует искать связь между народовольцами Гриневицким, Желябовым и Перовской с одной стороной и Константином Победоносцевым и Константином Леонтьевым — с другой? А может, проработать версию о причастности к цареубийству того, кто занял императорский трон, то есть Александра Третьего? Абсурд? Да, конечно. Но вряд ли больший, чем попытки искать западный, украинский или юкосовский след в убийстве Немцова, руководствуясь исключительно принципомcuiprodest.

Бенефициарами Второй мировой войны объективно оказались Америка, ставшие после ее окончания сверхдержавой № 1, и СССР, а точнее, лично Сталин, получивший под свой контроль, в той или иной степени, четверть планеты Земля, в том числе половину Европы. Можно ли в соответствие с логикой «кому выгодно» считать Гитлера агентом Америка или наймитом Сталина?

Метод поиска тех «кому выгодно» был бы универсален, если бы общество было бы устроено как часовой механизм, а у людей вместо мозгов были бы калькуляторы. В действительности в нашей жизни есть то, что Гегель называл «иронией истории» или «хитростью разума», когда последствия действий людей и народов оказываются вне логики их замыслов, и даже противоречат этим замыслам.


Хороший Немцов — мертвый Немцов

Убийство Немцова — и в силу масштаба личности убитого, и в силу обстоятельств места и времени — стало событием настолько резонансным, что российская пропаганда вынуждена была как-то адаптироваться, чтобы освещение этого события не выглядело уж слишком глупо.

Адаптация шла по двум направлениям. Во-первых, чтобы не выглядеть совершенными людоедами, российские телеканалы вдруг обнаружили, что Немцов, оказывается, был отличным парнем и даже неплохим политиком. Выяснилось это внезапно, и сразу после смерти Бориса Ефимовича, а до этого он был исключительно врагом народа и пятой колонной. Зато после смерти оказалось, что у него в друзьях практически все обитатели телевизионных эфиров, включая Владимира Соловьева, Александра Руцкого, Александра Хинштейна, Ивана Рыбкина, Геннадия Селезнева и прочих персонажей, которые своими призывами к травле оппозиции создали для убийства благоприятную атмосферу.

Второе направление было представлено значительно шире. «Немцов — политический ноль, который не нес никакой угрозы для власти». Обоснованию этого тезиса была посвящена почти треть двухчасовой программы «Вести недели» Дмитрия Киселева. В доказательство приводятся рейтинги Левада-Центра: 86% — рейтинг Путина, а «Немцов не прощупывается», как остроумно пошутил Киселев.

То, что социология в условиях тотальной пропаганды при отсутствии независимых средства массовой информации способна в лучшем случае показать эффективность этой пропаганды, да и то с большими поправками на неизвестный коэффициент страха и недоверия людей по отношению к человеку с бланком в руках, — этот очевидный факт киселевская пропаганда предпочитает игнорировать.

Российская пропаганда, вынужденная в дни между убийством Немцова и его похоронами, говорить о Борисе Ефимовиче, сделала все, чтобы как-то задрапировать в глазах населения истинный масштаб личности и мирового политического веса этого человека.

Международная известность Немцова, возможность общаться с главами государств, сенаторами и парламентариями ведущих стран мира давали ему шанс влиять на мировое общественное мнение. И этот шанс Немцов использовал на все 100 процентов. «Список Немцова», который в продолжение «списка Магнитского» был представлен Немцовым в Европарламент, начинался с фамилии Путина. Его доклады «Путин. Коррупция», «Путин. Итоги», «Путин и Зимняя Олимпиада в субтропиках» сделали Немцова персональным врагом Путина № 1. Следующий доклад Немцова, закончить который политику помешали четыре киллерские пули, был посвящен доказательствам присутствия российских войск в Украине. Этот доклад мог стать основой для предстоящего трибунала в Гааге, неизбежность которого для Владимира Путина Борис Немцов неоднократно предрекал.

Борис Немцов был фигурой номер один в российской оппозиции. Это не было очевидно при его жизни, но стало ясно после его смерти. Российская пропаганда сделала все, чтобы оболгать Немцова при жизни, создала все предпосылки для его убийства и, несомненно, сделает все, чтобы его побыстрее забыли. А вот это во многом зависит от нас. Друг Немцова, Борис Надеждин предложил, например, назвать именем Немцова мост, на котором его убили. Неважно, согласится на это власть или нет. Можно его так называть между собой, как в советские времена многие Ленинград называли Питером.

Игорь Яковенко, Ежедневный журнал
Прочтено - 985